<< Предыдущая

стр. 3
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

гуманные, политически реакционные действия.
Действительно, Ричард Левонтин и другие оппоненты социобиоло-
гов решительно заявляли, что теории, подобные социобиологаческим,
ставят своей целью дать "генетическое оправдение status quo - сохранить
существующие привилегии определенных групп в соответствии с классо-
выми, расовыми или половыми различиями"27. Эти теории согласуются
с тем, что сказал Д.Рокфеллер о дарвиновской борьбе за существование:
развитие бизнеса и есть выживание наиболее приспособленных. Это за-
кон природы и божественный закон. Теории такого рода послужили
основой для введения законов о стерилизации представителей неимущих
слоев, ограничения иммиграции в США между 1910-1930 гг., а также
для осуществления евгенических мероприятий в нацистской Германии28.
Все эти довольно поверхностные аналогии обобщались представителя-
ми группы "Наука для народа" таким образом, что якобы в социобиоло-
гии за "объективным научным подходом скрыты политические цели"29.
Конкретно же об этих целях ничего не говорилось, но высказывалось
общее суждение о том, что генетическое объяснение сущности человека
может быть использовано правящими классами для оправдания сущест-
вующего порядка: если генетика человека обещает его процветание,
борьба за социальную справедливость оказывается излишней; если же
человечество обречено на деградацию, то классовые конфликты бессмыс-
ленны. Социобиология, делается вывод,-вредное исследование, которое
стремится отвратить науку от помощи угнетенным.
Какова же была реакция социобиологов? Доводы Э. Уилсона своди-
лись к тому, что судить о научности исследования необходимо по крите-
риям истинности или ошибочности, а не по возможному использованию
его результатов в бесчеловечных целях. От последнего не гарантировано,
пожалуй, ни одно исследование, касающееся биологии человека. Ставит
ли перед собой антигуманные цели социобиология? Разумеется, нет.
Может ли это знание быть использованным против человека? Несомнен-
56
но. Вот почему честные исследователи должны предупреждать человече-
ство о возможной опасности.
Что же это за опасность? Уилсон считает, что в человеческой природе
есть "большое наследство", оставшееся современному человек у от охот-
ника первобытного общества. Но поскольку мы живем не во времена
дубинок и каменных топоров, любое агрессивное проявление нашей при-
роды чревато мировой катастрофой, глобальным самоубийством. "На-
шим примитивным старым генам придется нести значительную нагрузку
в будущем"30. Вот почему для человека столь важно научиться руково-
дить своей природой в будущем. Для этого ее надо знать, изучать во всех
проявлениях, начиная с природно-биологических. Но критики социобио-
логии также движимы гуманными, прогрессивными мотивами. К тому
же эта критика была небезосновательна: социобиологи, как правило,
чураются политики, избегают размышлений о возможных социально-
политических выводах из их концепций. Критиковать их за это необхо-
димо. Но это вовсе не подразумевает непременного требования запретить
данное направление исследований либо отбросить в целом предложения
по более широкому использованию биологии в человекознании.
Вместе с тем нельзя закрывать глаза и на непроработанные идеи, яв-
ные ошибки и философские просчеты, считать, что новое направление
способно ответить на "наиболее фундаментальные вопросы человеческо-
го бытия". Именно в таких словах дана высокая оценка социобиологии
П. Синджером—профессором философии Монакского университета
(Мельбурн, Австралия)31. Но ближе к истине был, пожалуй, канадский
философ М.Рьюз, когда писал: "...то, что предлагается социобиологи ей,—
возможная программа, а не доказанная теория"з2. Правда, вместо ответ-
ственного и определенного слова "программа" более точно отразили бы
суть дела слова "направление исследований". К сожалению, в более позд-
них работах М.Рьюз занял такую апологетичную позицию по отношению
к социобиологии, что стал целиком поддерживать ее стремление "исполь-
зовать сведения о биологии человека для объяснения всех феноменов
и неясностей человеческого бытия, включая этику"зз. о том, какую мед-
вежью услугу (иначе не скажешь) философ Рьюз оказал биологу Уилсо-
ну, речь пойдет далее.
Приведем еще два примера, иллюстрирующих склонность гуманитари-
ев к некритичному восприятию социобиологии. Так, Кристофер Боэм,
антрополог из Северо-Кентуккского университета (США), следующим
образом выражает свое отношение к социобиологии: "Я признаю основ-
ную, хотя и не проверенную, предпосылку социобиологов о том, что
гены подготавливают человеческое социальное поведение достаточно
специфическим способом, и считаю, что альтруизм людей совсем не пред-
ставляет собой генетического парадокса"34. И далее следует еще более
сильное утверждение о том, что "рассматривать мораль разных человече-
ских групп можно только с позиций универсальных черт морали чело-
века и общественных животных, с которыми мы разделяем сферу
жизни"35. Подобные суждения ученого, объектом исследования которо-
го является человек, способны внести лишь путаницу в это исследова-
ние. Если животные наделяются "моралью", то исчезает одно из важней-
ших различий между человеком и животным, связанных со спецификой
57

человеческого общения, с нравственными его основами.
Специалист в области этики, преподаватель Оксфордского универси-
тета Стивен Кларк в книге "Природа зверя. Моральны ли животные?"
утверждает, что философам-этикам стоило бы углубить свои познания
посредством обращения к данным этологии и психологии животных.
Ведь у животных есть не только то, что люди негативно оценивают в себе
как проявление животности. В мире животных есть и то, чему следовало
бы научиться человеку,—кооперация, содружество. Говоря непосредст-
венно о позиции Уилсона, Кларк писал: "Конечно, хорошо, что мы мо-
жем видеть в звере начало человеческой моральности, пусть и в простой
форме"36. И далее: "То, что животное и человеческое поведение цели-
ком отличны, я нахожу неправдоподобным. Многие из наших отношений
уважения и заботы зависят от нашего кровного родства, и потому они
либо врождены, либо им легко обучиться. Мы разделяем это с нашими
собратьями—приматами"37. Вот почему исследования социобиологов
заслуживают внимания, заключал Кларк. К сожалению, вне поля зрения
остался вопрос о том, каким же образом этика должна учесть эти посыл-
ки и какова в целом судьба этического знания перед лицом "вызова"
со стороны биологии.
Если попытаться сделать некоторые обобщения об отношении запад-
ных ученых к социобиологии, то при всем разнообразии мнений про-
сматривается такая тенденция: среди оппонентов превалируют биологи,
а поддержку социобиологии оказывают.по преимуществу гуманитарии,
философы. Правда, это впечатление может быть и не вполне точным,
в смысле его однозначности. Тем не менее достоверным является тот
факт, что социобиология постоянно критикуется такими биологами,
известными всему мировому научному сообществу, как генетик Р.Ле-
вонтин, палеонтолог С. Гулд, молекулярный биолог Г. Стент. Существо
претензий естествоиспытателей и контраргументы философов ярко про-
явились в диспуте между Г. Стентом и А. Розенбергом в связи с выходом
в свет работы последнего по методологии биологии3». Гюнтер Стент,
назвав еще несколько лет назад социобиологию "трансцендентальным
менделизмом"39, требует от нее экспериментального подтверждения
идей, особенно идеи "альтруизма" как движущей силы эволюции. Фило-
соф А. Розенберг отстаивает необходимость новых подходов к эволюци-
онному процессу, новых понятий и в этом плане усматривает в социо-
биологии немало рационального и отвечающего гипотетичному стилю
мышления в современной теоретической биологии.
Характерно, что экстремистский запал в обсуждении социобиологии
значительно смягчается при обращении к ценностным аспектам научного
знания. Как только на первый план выдвигается "человеческое измере-
ние" социобиологических идей, то биологи так или иначе признают
значение поставленных социобиологией вопросов о синтезе знания, о
его использовании в гуманных целях40. Нетривиальность постановки
этих вопросов связана именно с откровенным и последовательно прово-
димым взглядом на биологию как важнейшую компоненту человеко-
знания, призванного улучшить жизнь человечества, создать ему благопри-
ятные условия существования. Поэтому Г. Брейер, например, выделяет
в книге, посвященной социобиологии41, специальный, заключительный
58
раздел "Является ли социобиология реакционной наукой?" и обосновы-
вает отрицательный ответ. Г. Брейер непосредственно столкнулся с фа-
шизмом и считает несостоятельными какие-либо аналогии между социо-
биологией и расистскими доктринами национализма. В целом работа
Брейера написана в исключительно корректном тоне, хотя недостатки
и пробелы в аргументации социобиологии вовсе не скрываются.
Спокойная манера дискуссии отличает и работу Лорена Грэхема,
одним из первых подробно обсудившего социобиологию в аспекте проб-
лемы "наука —ценности"42. Проявленный к социобиологии интерес
объясняется тем, что, по мнению Грэхема, она наиболее ярко демонстри-
рует одну из двух тенденций в развитии современного научного знания —
быть или не быть ему связанным с проблемой ценностей. Обсуждая
безусловно ценностную ориентацию социобиологии, Грэхем тем не менее
отмечает неубедительность обоснования Уилсоном биологических исто-
ков нравственных норм и считает, что в целом социобиология содержит
изрядную дозу биологического детерминизма43. Справедливо ставя
перед Уилсоном вопрос об ответственности за использование биологиче-
ского детерминизма в реакционных целях, Грэхем дает такую оценку
его взглядам: "...его идеология не была консервативной, как ему припи-
сывают его критики. Она была умеренно либеральной и демократич-
ной"44. При этом делается такое замечание: "Серьезная и значимая про-
верка социально-политического влияния идей Уилсона может быть дана
только в будущем. Политическое использование научных доктрин не за-
висит непосредственно ни от теоретических работ защитников доктрины,
ни от личных взглядов ее авторов, но от социального и политического
окружения, в котором появилась доктрина"45. В целом Л.Грэхем
не сомневается, что перед нами —научное направление, хотя и необычное
по своим теоретическим основаниям и противоречивое по возможным
социально-политическим следствиям.
Именно последнему моменту мы прежде всего уделили внимание —
не только в силу общего замысла данной книги, но и потому, что общест-
венный отклик на появление социобиологии первоначально во многом
определялся выяснением ее отношения к социальной проблематике.
Эволюционно-биологические, собственно научные способы аргументации
новых идей стали предметом дискуссий позже. Характер этих дискуссий
изменился, и мы далее покажем, насколько обстоятельно и подробно,
в духе нормального научного диспута, выступают и поныне многие аме-
риканские биологи против тех или иных положений социобиологии.
Здесь это было бы неуместным, опережающим события: ведь само содер-
жание социобиологии еще не представлено.
Итак, мы кратко рассказали о наиболее существенных изначальных
идеях социобиологии, а также частично осветили суть полемики на Запа-
де вокруг нового направления. Теперь остановимся на некоторых мо-
ментах критического анализа социобиологии в наших публикациях. Это
важно прежде всего потому, что тем самым будут обозначены те способы
ведения дискуссии, использование которых, на наш взгляд, мешает пра-
вильному, адекватному восприятию социобиологии. Само собой разуме-
ется, что, отмечая некорректные способы ведения дискуссии, мы никоим
образом не выступаем в роли адвокатов социобиологии. Как мы неодно-
59

кратно подчеркивали, марксистская критика философских размышле-
ний естествоиспытателей—дело чрезвычайно ответственное, и его резуль-
татом никак не должно быть объявление войны научному направлению
или предание анафеме конкретных представителей науки. Оппонента
надо стараться убедить в своей правоте. Для этого приходится знако-
миться с его аргументами не понаслышке и не из чужих рук. Чем принци-
пиальнее разногласие, тем выше требования к научной добросовестности
критики.
К сожалению, этим требованиям не отвечает наметившаяся тенденция
огульного охаивания социобиологии. Приведем наиболее яркий пример.
Не так давно в одном из журналов была опубликована статья, озаглав-
ленная "В ожидании биоэстетики" и посвященная анализу биологизатор-
ских тенденций в современном западном искусстве46. Их идеологиче-
ской основой автор называет новое междисциплинарное направление —
"гнусную", как там утверждается, "новоиспеченную разновидность био-
логизма"— социобиологию, стараясь показать порочное воздействие
социобиологии на литераторов. Однако названные автором литератур-
ные произведения относятся ко времени, когда социобиология только
появилась и не успела оказать своего влияния на литераторов*. К тому
же из шестнадцати относящихся к социобиологии ссылок в тексте
статьи шесть даются в переложении лидера французских "новых правых"
Ива Кристена. Еще несколько ссылок даны по "Книжному обозрению" —
приложению к "Нью-Йорк тайме". Увы, приходится констатировать, что
книг социобиологов автор не читал.
Еще один пример. Авторы работы "Социобиология: Мифы и реаль-
ность"47 пишут о том, что "значительный интерес представляет возмож-
ность проследить процесс превращения "позитивной" науки в "реакцион-
ную идеологию". Как видно, сформулированная a priori цель содержит
оценочное суждение. Но и в этом случае в исследовании должны отме-
чаться не только негативные моменты, но и позитивные. Однако этого
не происходит. Уже по поводу первой книги Э. Уилсона "Социобиология.
Новый синтез" говорится, что "своим "новым синтезом" автор "подме-
нил" предмет социобиологии в качестве положительной науки, занимаю-
щейся пограничными проблемами экологии, этологии и популяционной
генетики, реакционной теорией "генетического детерминизма", пытаясь
представить с ее помощью естественнонаучное обоснование идеологии
неоконсерватизма"48. Нельзя не удивиться: как это удалось Уилсону
одновременно и создать социобиологию и "исказить" ее предмет?
Отрывочное изложение то одних, то других проблем явилось, на наш
взгляд, прямым следствием непременного желания обосновать тезис
о реакционной сущности социобиологии человека и представить ее в ка-
честве "составной части современной системы буржуазной идеологии".
Именно так называется один из центральных разделов книги, включаю-
щий пространные рассуждения о биологизме вообще, об антинаучном
характере биологизаторства с привлечением множества имен, не имею-
щих отношения к социобиологии.
*Упомянутые В.Молчановым романы Ж.Рас "Женообразный мужчина" иМ.Пэрси
"Женщина на краю времени" опубликованы соответственно в 1975 и 1976 гг.,
а "Социобиология" Уилсона появилась в конце 1975 г.
60
Спору нет, исследование современных идеологических течений в США,
в том числе неоконсервативных концепций и причин их распространения,
необходимо. Но в упомянутой работе постоянное обращение к неокон-
серватизму обнаруживает желание авторов поставить в непосредствен-
ную связь содержание социобиологии с теми идеологическими направ-
лениями, которые наиболее последовательно и рьяно обосновывают
необходимости сохранения существующих порядков. Например, утверж-
дается, что теория Уилсона "служит для обоснования незыблемости сов-
ременного политического строя США". В другом месте говорится, что
Уилсон только и озабочен поиском поддержки и оправдания буржуазных
порядков. В частности, авторы пишут: "В целом социобиология нацелена
на поиск "биологических аргументов" для обоснования принципов сво-
бодного капиталистического рынка. Это видно из основного постулата
неоконсерватизма, согласно которому понятие справедливости означает:
каждому свое в соответствии с его природой"49. Так откуда и что "вид-
но"—из социобиологии или из идеологии неоконсерватизма? Почему
суждения социобиологов, к тому же искаженные, раскрываются с по-
мощью аргументов идеологии неоконсерватизма? Вряд ли возможен
объективный анализ социобиологии при отождествлении ее с одним из
направлений современной американской идеологии.
Тенденциозность подхода авторов проявляется не только в подчине-
нии всего материала их заранее сформулированной идее, но и в небреж-
ном отношении к текстам социобиологов. Во-первых, используются
только две книги - "Социобиология. Новый синтез" (в ней, как извест-
но, собственно социобиологии посвящена лишь последняя глава из двад-
цати четырех) и "О природе человека". Однако после публикации
в 1978 г. этой работы были изданы солидные по объему труды "Гены,
разум и культура", "Прометеев огонь" (обе в соавторстве Уилсона
с Ламзденом), затем - "Биофилия" Э. Уилсона. Конечно же перечислен-
ные книги должны были быть включены в критический анализ, опубли-
кованный в 1985 г.
Во-вторых, нам кажется неуважительным по отношению к оппонентам
и то обстоятельство, что цитирование их текстов во многих случаях заме-
няется пересказом с соответствующей ссылкой на страницы. Это не про-
сто техническая деталь научного исследования. Давая такие оценки, как
"метафизика", "идеализм", "теоретическое оправдание капитализма",
"обоснование идеологии неоконсерватизма", "создание новой религии",

<< Предыдущая

стр. 3
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>