<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

"примирение науки и религии", "создание новой социальной филосо-
фии", авторы должны опираться на подлинный текст, иначе создается
такой простор для вольного пересказа то одних, то других, подчас дейст-
вительно неудачных выражений, что весь этот хаос суждений довольно
просто подогнать под заранее придуманную схему. И именно поэтому
мы так подробно остановились на книге С. А. Пастушного и Дж. А. Алт-
мышбаевой, что нас ни в коей мере не убедил использованный авторами
метод анализа.
Что касается иных философских оценок социобиологии, включенных
в нашу литературу, то подавляющее большинство авторов отличает в ней
биологизаторские тенденции от тех ее позитивных моментов, которые
связаны с действительно нерешенными проблемами познания человека.
61

Во введении даны ссылки на конкретные работы (И.Т.Фролова,
Б.Г.Юдина, В.Н.Игнатьева, В.С.Комарова и др.). Серьезные расхожде-
ния между социобиологией, а точнее - философскими взглядами ее пред-
ставителей и марксистско-ленинской философией рассматриваются
в этих работах как в общем контексте борьбы идей по проблеме челове-
ка, так и в плане новых задач, встающих перед учеными различных спе-
циальностей по дальнейшему комплексному исследованию человека.
Такой подход, сохраняющий возможность научных дискуссий по слож-
нейшим проблемам человекознания, отвечает потребностям развертыва-
ния научного поиска и укрепления контактов между философией и есте-
ствознанием как важнейшего условия плодотворности этого поиска.
Напротив, когда даются исключительно идеологические оценки социо-
биологии, опускается то позитивное, что она может дать для познания,
в этом случае современная марксистско-ленинская концепция человека
оказывается как бы завершенной. Короче говоря, наука превращается
в абсолютно верную систему догматизированных взглядов. Невнимание
к социальным и гносеологическим предпосылкам биологизаторских тен-
денций обрекает социобиологов на роль идеологических "злоумышлен-
ников" и сознательных врагов марксизма*.
Проблема человека была и остается труднейшей, на ее решение факти-
чески устремлена вся марксистско-ленинская философия, весь пафос
этого постоянно развивающегося учения. Именно антидогматический
характер марксизма позволяет ему чутко реагировать на новые запросы
общественной практики, учитывать современные достижения конкрет-
ных наук и смело формулировать новые, еще не решенные проблемы.
Плодотворная критическая функция марксизма также базируется на
адекватном понимании марксистско-ленинской философии как филосо-
фии самокритичной, творческой, реализующей диалектический способ
мышления человека об окружающем мирен о самом себе.
Мы так подробно остановились на диспутах по поводу социобиологии
потому, что они показательны во многих отношениях. Если ведутся
такие горячие споры, значит, проблемы поставлены интересные, актуаль-
ные. Поскольку многое в социобиологии не доказывается, а деклариру-
ется, то она неизбежно оказывается буквально под "перекрестным
огнем". В ходе дискуссий выявляются не только слабые, но и сильные
стороны социобиологии. К последним можно отнести ее ориентацию
на комплексные междисциплинарные исследования внутри биологии,
ее стремление наметить пути интеграции биологического и социогумани-
тарного знания в изучении человека.
Для того чтобы достоинства и недостатки социобиологии предстали
в свете непредвзятой, как сейчас говорят, конструктивной критики,
* В этой связи мы хотим привести цитату из рецензии Л. А. Атраментовой и
В. В. Шкоды на книгу А. М. Каримского "Социальный биологизм: Природа и идео-
логическая направленность" (М., 1984). Касаясь однозначно отрицательных аттеста-
ций в адрес социобиологии, которых немало в книге, авторы рецензии пишут:
"...оценка социобиологии как "искусственно усложненной", "спекулятивной",
"не имеющей научно-экспериментального обоснования" представляется явно недо-
статочной. Здесь требуется более обстоятельное, всестороннее и глубокое рассмот-
рение" (Вопросы философии. 1986. № 8. С. 171). В сугубо негативном плане пред-
ставлена социобиология и в работах Н. П. Дубинина и А. 3. Кукаркина.
62
важно иметь в виду широкую историческую перспективу, т.е. не забы-
вать о прошлом и быть озабоченным будущим. В истории своего разви-
тия биологические науки постоянно выходили на контакт с различными
областями социогуманитарного знания. Очевидно, что такие тенденции
будут иметь место и в дальнейшем, поскольку, как предвидел К. Маркс,
"впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой
же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это
будет одна наука"50. Реальное участие естествоиспытателей в этом дви-
жении к единой науке о человеке существенно зависит от их мировоз-
зренческих позиций, а также от степени разработанности применяемых
методологических и методических средств познания. Поэтому к диалогу
между биологическими и социальными науками должны подключиться
и философы.
В заключение отметим следующее. В социобиологии, безусловно,
имеют место биологизаторские тенденции. Однако было бы односторон-
ним сводить весь смысл социобиологических исследований лишь к это-
му. По ряду вопросов Э. Уилсон и другие сторонники направления отме-
чали реальные "белые пятна" в научном познании, ставили действительно
перспективные научные проблемы. Задача ученых состоит в том, чтобы
выявить их, показать их значение для современного поиска способов
интеграции биологического и социогуманитарного знания. Это и будет
той конструктивной критикой, которая способна помочь в дальнейшем
укреплению союза философии и естествознания. С такой целью мы пере-
ходим к более подробному рассмотрению основных положений социо-
биологии.
2. Социобиология о формах социального
поведения животных и человека
Эволюционная роль альтруизма - позиция социобиологии и ее оппонентов. Воспро-
изведение как важнейшая отличительная черта живого. Сексуальное поведение.
Агрессия в мире животных. Наследовал ли человек свойство агрессивности?
В широком спектре обсуждаемых в социобиологии вопросов централь-
ное место занимает этологическая проблематика - к поведению социо-
биологи возвращаются вновь и вновь, какие бы аспекты "нового синте-
за" ни рассматривались. Это и понятно. Главный интерес социобиологов
сосредоточен на эволюции "социальных" форм организации в сообще-
ствах живых организмов, поэтому общение особей, взаимосвязь между
ними, реализуемая в поведении, становятся исходным объектом исследо-
вания. Без этого невозможно реконструировать саму организацию, ее
структуру, иерархичность, эволюционный смысл той или иной организа-
ции сообщества. Но если проблемы поведения так важны для социобио-
логии, то каково ее отношение к этологии — специальной биологической
науке о поведении?
Прежде всего обратимся к вопросу о том, как оценивают это отноше-
ние сами социобиологи. Как считают Ч.Ламзден и Э. Уилсон, этологи
наиболее пристально изучают поведение отдельного организма, включая
63

действие его нервной системы и гормонов, в то время как социобиологи
концентрируют внимание на более сложных формах "социального" пове-
дения и организации целых сообществ. Для этого необходимо привле-
кать данные не столько анатомии и физиологии (как это делают этоло-
ги) , сколько популяционной генетики и экологии. Информация о генети-
ческих, экологических и эволюционных аспектах поведения животного
может быть далее использована при рассмотрении некоторых черт соци-
ального поведения человека si.
Осознавая в известной мере трудности и опасности такого перехода
к человеку, социобиологи извлекают уроки из этологии, неизбежно
затрагивающей широкий смысл понятия "поведение". Им близка уста-
новка, сформулированная этологом Н. Тинбергеном: "Чего мы, этологи,
не хотим, что мы считаем совершенно неправильным, так это некритич-
ное приложение результатов наших исследований к человеку. Тем не
менее, я сам по крайней мере убежден в этом, мы можем предложить
наш рациональный метод подхода, а также хоть немного простого здра-
вого смысла"52. То, что в данном случае как раз нужен не просто здра-
вый смысл, а глубокое знание философии, одинаково в равной мере
не учитывается как Тинбергеном, так и социобиологами.
В целом вопрос о сходстве и различии этологии и социобиологии
не является предметом обсуждения специалистов. В нашей этологиче-
ской литературе, например, отмечается, что именно социобиолрги пре-
увеличивают роль индивида, не говоря уж о завышенных оценках дости-
жений в генетике поведения*. Сообщества организмов, организация этих
сообществ все больше становятся в центр внимания этологов. Не являет-
ся новацией для этологии и постоянно выделяемый социобиологами
эволюционный аспект изучения поведения — современная этология все
теснее контактирует с общебиологическими концепциями эволюции. Так
что же тогда своеобразного в социобиологическом изучении поведения?
Вправе ли говорить социобиологи, как они это делают, о каких-то осо-
бых, социобиологических методах их исследований?
Вопрос этот принципиальный, поскольку касается самого лица социо-
биологии, оценки ее претензий на исключительно новаторский характер.
Как отмечалось, неоднородность направления, отсутствие ориентации
на сознательное обоснование его методологии затрудняют получение
целостного впечатления о существе новаций. Вместе с тем своеобразие
подхода к поведению можно увидеть из содержания социобиологических
концепций, из тех целевых установок, на реализацию которых направле-
но это содержание. Как бы мы ни критиковали социобиологов за биоло-
гизаторские тенденции (и делать это, безусловно, необходимо), нельзя
отвлекаться от того, что профессиональным биологам стало крайне
важным разобраться в "человеческой" проблематике. Конечные целевые
установки связаны с жизнью людей, а не муравьев, с тревогой за судьбы
человечества на Земле, с желанием вмешаться в процесс теоретического
изучения поведения человека, этических основ этого поведения. То, что
* Наиболее обстоятельная критика социобиологии в общем контексте современных
этологических знаний представлена, на наш взгляд, Е. Н. Пановым. Мы не во всем
согласны с этим исследователем, хотя высоко ставим его как специалиста-этолога.
64
целевые установки именно таковы, видно не просто из многочисленных
высказываний социобиологов, но прежде всего по их основным идеям,
по тем акцентам, которые расставлены в этологических и эволюционных
концепциях.
Ведущее понятие в социобиологическом подходе к поведению (любо-
му поведению) —это понятие альтруизма. Оставим пока в стороне пре-
словутую метафору "гены альтруизма", вызвавшую столько справедли-
вых нареканий в адрес социобиологии, и попробуем понять, почему
именно альтруизм поставлен во главу угла. Ведь основатель этологии
Конрад Лоренц подчеркивал значение агрессивного поведения. Многие
искренние последователи Дарвина настолько увлеклись идеей конкурен-
ции, односторонне понятой борьбы за существование в органическом
мире, что немало способствовали укреплению ставшего расхожим мне-
ния, будто мир живого-это господство "животности", "звериности",
эгоизма. Принималось без обсуждений, что лишь человек может вырвать-
ся из пут эгоизма благодаря сознанию и одухотворенности. В этом же
ключе в концепциях социал-дарвинизма биологическое знание экстрапо-
лировалось на сферу общественных явлений. Потому они и "пришлись
по душе" многим идеологам капитализма, что опирались на "закон"
природы, якобы утверждающий неизменность индивидуалистического,
эгоистического начала в любом живом существе. Полное неприятие
социобиологами концепций социал-дарвинизма в целом имеет среди
других причин и ту, что они не согласны с такой "эгоистичной" картиной
органического мира. Но откупа это несогласие, это стремление выявить
в наследии Дарвина более полное понимание борьбы за существование,
включающее в себя сотрудничество особей, их кооперацию, взаимо-
помощь?
В научном плане на социобиологов скорее всего оказали воздействие
те сдвиги в предмете биологии, которые связаны с активным изучением
новых объектов —экосистем. Так, Уилсон известен в научных кругах
не только как энтомолог, но и как энтузиаст экологии, активный пропа-
гандист идей сохранения природной среды и необходимости налаживания
гармоничных отношений между человеком и природой*. Место экологии
в "новом синтезе", обещанном социобиологами, не очень-то детально
прорисовано, но общий тезис о важности экологии в известной мере реа-
лизуется в преимущественном внимании именно к кооперативным,
организованным, построенным на содружестве формам существования
живых организмов. Очевидно, что без изучения этих форм, начиная
с экологических цепочек обмена веществ и кончая взаимодействием
через поведение, невозможен биосферный масштаб познания жизни.
Именно потому, что любая экосистема включает "на равных" живое
и косное вещества, так важно дальнейшее движение в понимании специ-
фики живого, его внутренней "консолидации" по отношению к неживо-
му, его активности, часто осуществляемой именно через поведение.
В этом смысле "альтруизм" как ключевое понятие социобиологии фик-
сирует перспективные линии контактов между экологией и этологией.
*Его книга "Биофилия" (1984) скорее написана, образно выражаясь, рукой эколо-
га, чем социобиолога. См. подробнее об этом в главе 3.
3-825 , 65

и его сторонников "центральной проблемой социобиологии". Альтруи-
стическим поведением в социобиологии называется действие или сово-
купность действий индивида (группы особей), приводящих к росту при-
способленности другого индивида (группы) за счет "альтруиста". Пове-
дение, в результате которого происходит усиление или снижение ("эго-
изм") приспособленности какой-либо особи, на которую оно направле-
но, ведет (может привести) к устранению одной из двух. Таким обра-
зом, понятия альтруизма и эгоизма оказываются связанными с фунда-
ментальным понятием эволюции - отбором.
Отбор родичей, групповой и половой отбор с необходимостью пред-
полагают то поведение, которое может рассматриваться в терминах
"альтруизм—эгоизм". Поскольку эти формы отбора постоянно исполь-
зуются социобиологами, остановимся на них подробнее. Рассмотрим
прежде всего случай, приведенный О. и Д. Солбригами, не относящийся
к социобиологии, но демонстрирующий общезначимый характер многих
из обсуждаемых ею проблем. "Представим, например,—пишут авторы,—
трех кормящихся на лугу луговых собачек из одного помета (сибсов),
гетерозиготных по одному и тому же аллелю. Представим далее, что
к ним бесшумно приближается хищник, который может схватить любую
из трех особей, причем остальные две ничего не заметят. Но если одна из
луговых собачек, заметив хищника, подаст сигнал тревоги, то она отвле-
чет этим внимание хищника на себя и поэтому: 1) будет почти наверное
съедена хищником и 2) даст возможность своим сибсам спрятаться
в норку. Совершенно ясно, что подача сигнала в такой ситуации гибельна
для данной особи (поскольку, привлекая к себе внимание хищника, она
повышает вероятность собственной гибели). Однако это повышает веро-
ятность выживания данного аллеля, так как гибнет лишь один из трех
его носителей. Если рассматриваемая черта (подача сигнала тревоги)
определяется именно этим аллелем, то можно представить себе, каким
образом он мог бы распространяться в популяции. Итак, мы видим, что
некоторые черты, хотя они и гибельны для своего носителя, могут тем
не менее сохраняться отбором, если они дают достаточное преимущество
родственным ему особям. Такие черты называют альтруистическими,
а соответствующий тип отбора — отбором родичей (kin selection) "ss.
Альтруизм в родственном отборе, как говорилось, объясняется
механизмом совокупной (или итоговой) приспособленности, предложен-
ным У.Гамильтоном. По мнению социобиологов, основные выводы
Гамильтона раскрывают эволюционный смысл "альтруизма". Так, особь,
"жертвующая" собой ради родственников, не исчезает бесследно: присут-
ствующие в генотипе родственников ее гены передаются следующим
поколениям. По выражению М.Рьюза, любая помощь, оказанная индиви-
дом его родственникам, есть "зерно для его собственной -мельницы".
Сознавая принципиальную важность понятия родственного отбора для
объяснения "альтруистического" поведения индивидов в популяции,
Дж.Мэйнард Смит этой проблеме уделил большое внимание в своих про-
изведениях, в том числе и в опубликованной в 1985 г. статье "Эволюция
криков тревоги"56.
Для эволюциониста, пишет Мэйнард Смит, трудно объяснить проис-
хождение криков тревоги, поскольку они не могут быть объяснены
68
с помощью индивидуального отбора. Такие крики противоположны
интересам производящих их индивидов, хотя в принципе можно допу-
стить их существование индивидуальными интересами особи, решившей
подать крик. Логика этого объяснения примерно такая. Прежде чем
выбрать жертву, хищнику нужно приблизиться к стае по возможности
незамеченным. Поэтому весь процесс охоты хищника с позиции особи —
члена стаи может быть разделен на следующие этапы: 1) хищник прибли-
жается, но еще не начал выбирать жертву; 2) хищник приблизился и
сейчас начнет выбирать жертву - опасность для особи-члена стаи еще

<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>