<< Предыдущая

стр. 7
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

человека, Докинс исходит из той же предпосылки, которую он применя-
ет и в отношении всего органического мира: функция быть эгоистичным
дана от природы, именно она составляет основное содержание эволюци-
онного процесса. Хотя человек и уникален среди живого, но тем не менее
он тоже "машина для выживаемости генов", только более совершенная,
79

созданная генно-селективной эволюцией в угоду "эгоистичному гену".
В основе развития цивилизации, оказывается, тоже находится реплика-
тор, который обозначен Докинсом термином "мим". "Мим" (от грече-
ского — mimetes) — единица культурной передачи, единица подражания.
"Примерами мимов являются мотивы, идеи, удачные фразы, моды
одежды, способы создания работ или частей здания". "Мимы" рождают-
ся, распространяются и умирают по каким-то своим мистическим зако-
нам, никак не определяемым конкретно-историческими формами дея-
тельности людей.
В лучшем случае, говоря об объективных и доступных научному
познанию основах эволюции "мимов", Докинс снова и снова возвращает-
ся к аналогии с генами. Это даже больше, чем аналогия, поскольку
функционирование "мимов" скоррелировано (правда, не ясно, каким
образом) с функционированием генов, а способы существования и раз-
вития "мимов" целиком копируют закономерности молекулярно-гене-
тического уровня живого. Отсюда следует фатальная неизбежность эгоиз-
ма как ведущей черты человеческих взаимоотношений. Человек как
"машина для выживания генов" не свободен в выборе поведения. Хотя
Докинс в конце книги и призывает к борьбе против "безжалостных
репликаторов", апеллирует к силам культуры и нравственности, но тра-
гизм человеческого существования налицо — будучи биологически запро-
граммированным на эгоизм, человек нуждается в альтруизме, в обще-
нии, основанном на поддержке и взаимопомощи. Увы, выхода из этого
трагического положения нет. Такова неизбежность пессимистической
тональности социобиологических идей Р. Докинса.
Концепция Уилсона о ведущей эволюционной роли альтруизма, напро-
тив, оптимистична и нацелена на активность человека в сопротивлении
чуждым ему силам, искажающим его предназначение, и прежде всего
предназначение к жизни,- Уилсон восстает против угрозы ядерной вой-
ны, против опасности экологического кризиса. Но дело не просто в конт-
расте пессимизма и оптимизма. Концепции Докинса и Уилсона отражают
полярность мировйдения, понимания важнейших мировоззренческих
вопросов. Уилсон непоследователен, противоречив в своих гуманистиче-
ских интенциях (об этом подробнее скажем дальше), но тем не менее
руководствуется ими в определении главных целей социобиологии.
Ему, как ученому, важно возвысить человека и помочь ему осознать
себя. Докинсу же важно дать аналитическое описание эволюции генети-
ческих оснований жизни, к тому же представленных в физико-химиче-
ской интерпретации. Человек как простая "машина для выживания
генов" никак не может претендовать на исключительное и центральное
место в общем процессе научного познания. Тенденция физикализации
биологии, как реальный и во многом плодотворный процесс, не только
абсолютизируется, но и резко противопоставляется тенденции ее гума-
низации.
Так на специфичном материале, предложенном социобиологией,
обнаруживаются общезначимые для современной науки проблемы. Во
главу угла ставится проблема социальной детерминации познания, согла-
сие или несогласие с тем, что оно все больше включает в себя ценностные
аспекты, гуманистичные критерии оценки своей достоверности. Этот
80
процесс гуманизации познания, его приближение к реальным жизненно
важным проблемам человека совершается далеко не простыми путями.
Преодоление разобщенности естественнонаучного и гуманитарного зна-
ния потребует усилий не одного поколения ученых, причем в непремен-
ном их содружестве с представителями философских дисциплин.
Именно поэтому, ориентируясь на неизбежную, по нашему убежде-
нию, перспективу перестройки научного знания, мы сочли необходимым
откровенно противопоставить позиции двух социобиологов - Докинса
и Уилсона. Первая позиция повторяет давно известные позитивистские
идеи о всемогуществе естествознания, об элиминации из "настоящей"
науки каких-либо человеческих интенций, включая потребность в миро-
воззрении. Какое может быть мировоззрение у "машины для выжива-
ния генов"? Зачем оно и ученому при его фатальном отношении к эволю-
ции-как к органической, так и к культурной. Позиция же Уилсона,
по крайней мере по общей устремленности, по эмоциональному напряже-
нию, связана как раз с проблемой человека, с размышлением над его
судьбами в современном и будущем мире.
Потому-то небезразлично, что ставится в центр внимания - альтруизм
или эгоизм? В зависимости от этого формируется и определенное пони-
мание эволюции поведения. Тот факт, что сам Уилсон не проявляет
заинтересованности в диспуте с Докинсом, на наш взгляд, говорит
о том, что проблемы методологии, к сожалению, не стали органичными
для социобиологов. Они идут как бы на ощупь, наугад, проявляя подчас
удивительную интуицию, а нередко обнаруживая досадную легковес-
ность, некритичность к себе и просто неосведомленность в философских
вопросах.
Все это проявляется и в проблеме, которая наиболее тесно связана
с поиском природно-генетических основ поведения,- в проблеме сексу-
альных отношений. Будучи непосредственно направленными на воспро-
изводство рода, сексуальные отношения интересны для социобиологии
именно своей стабильностью, унифицированностью. Именно в этом
заключены как привлекательность, так и опасность аналогий между
животным и человеком в области секса.
В качестве важного фактора формирования устойчивых группировок
особей этологи рассматривают сексуальное поведение половозрелых
партнеров. В него включаются следующие моменты: предшествующее
копуляции поведение потенциальных брачных партнеров, сам копуля-
ционный акт и следующее за ним поведение партнеров по отношению
друг к другу (поведение супружества) и к потомству (родительское) *.
Эволюционная роль секса отмечалась еще Ч. Дарвином, посвя-
*Существуют четыре основных типа отношений между полами:
- промискуитет - ничем не детерминированная извне, беспорядочная смена
половых партнеров; в этих условиях достоверным может считаться лишь "биоло-
гическое материнство", в то время как "биологическое отцовство" почти всегда
сомнительно;
- полигиния - реализованная самцом возможность менять самок, в то время
как самки такой возможностью не обладают;
- полиандрия- реализованная самками возможность менять самцов;
- моногамия — отношения между полами, при которых копуляция происходит
между одними и теми же самцами и самками, объединенными в пары.
81
тившем сексуальной проблеме значительную часть труда "Происхожде-
ние человека и половой отбор". Согласно Дарвину, половой отбор зави-
сит от совершенства индивидов в сексуальных отношениях (в смысле
приведенной нами широкой трактовки, а не только в смысле копуля-
ции) . В результате лучшие признаки от родителей к потомкам передают-
ся по наследству, а не вследствие борьбы за существование. Иначе гово-
ря, эта форма отбора принципиально отлична от естественного отбора
в результате борьбы за существование. Дарвин полагал, что сексуальный
отбор играет значительную роль в формировании тех морфофизиологи-
ческих и поведенческих структур самцов, которые используются ими
как средство борьбы между собой за обладание самками. Дарвином же
отмечался факт неравномерности вклада в воспроизводство потомства
самцами и самками разных видов, а также подчеркивалась необходи-
мость обнаружения тех критериев, которыми руководствуется избираю-
щая, активная сторона будущего брачного союза при выборе "супруга"
из числа нескольких кандидатур.
Вот эти-то вопросы, сформулированные более ста лет назад и не полу-
чившие до сих пор обстоятельного ответа в биологических науках, нача-
ли рассматриваться социобиологами. При этом в их концепциях без
должной осторожности проводятся прямые аналогии между сексуаль-
ным поведением животных и половыми и родительскими отношениями
людей. Нужно, формулирует задачу Э.Уилсон, попытаться перестать
на время учитывать влияния культуры и сконцентрироваться на изуче-
нии того "всеобщего биологического", которое свойственно человеку
и всем живым видам89.
Как и в проблеме "альтруизма", социобиологи опираются на работы
своих предшественников, и прежде всего на исследования Р. Триверса,
которого они даже считают социобиологом. В 1972 г. этот ученый опуб-
ликовал большую статью, озаглавленную "Родительский вклад и поло-
вой отбор"90. В ней были сформулированы основные положения концеп-
ции сексуального отбора и высказан ряд идей, которые были подхвачены
и развиты в социобиологии. Соглашаясь с дарвиновским определением
полового отбора как соревнования между членами одного пола за чле-
нов другого, а также дифференцированного выбора членами одного пола
членов другого, Триверс считает существенно важным получить досто-
верные сведения о фактах различного репродуктивного успеха разнопо-
лых особей популяции. Такие данные были получены при исследовании
популяций дрозофилы.
Оказалось, что: 1) репродуктивный успех самца варьирует значитель-
но шире, чем самки: среди самцов 21% особей вообще не оставили
потомства, в то время как некоторые самцы оплодотворяли нескольких
самок. Среди самок неоплодотворенными были лишь 4%; 2) репродук-
тивный успех самок не зависел от их способности привлекать самцов.
Оставшиеся неоплодотворенными 4% демонстрировали такую же готов-
ность к спариванию, как и остальные, в то время как 21% не оставивших
потомства самцов не проявляли желания спариваться; 3) большинство
самок не стремилось спариваться больше одного-двух раз, в то время
как среди самцов имела место противоположная тенденция. Причиной
столь различных репродуктивных способностей особей популяции были
82
разные способности (большие или малые) : для самок — по производству
яиц и для самцов— по производству оплодотворяющих эти яйца сперма-
тозоидов.
Приняв также во внимание демонстрируемую особями различную
заинтересованность в выращивании потомства, Триверс сформулировал
определение понятия родительского вклада. Это "любой вклад родителя
в отдельного отпрыска, который увеличивает возможность выживания
отпрыска (и, следовательно, его репродуктивный успех) за счет роди-
тельской способности вклада в другого отпрыска. Будучи определенным
таким образом, родительский вклад включает метаболический вклад
в первичные половые клетки, но имеет отношение к любому вкладу
(такому, как кормление или охрана молодняка), что способствует поль-
зе молодняка. Родительский вклад не включает усилий, потраченных
на обнаружение особей противоположного пола или подавление особей
своего собственного пола, поскольку такие усилия (за исключением
специальных случаев) не ведут к изменениям, способствующим выжива-
нию потомства, и потому не являются родительским вкладом"91.
Родительский вклад связан с репродуктивным успехом сложным
образом. С одной стороны, выращивание молодняка увеличивает репро-
дуктивный успех. С другой стороны, родительский вклад уменьшает
возможности особи участвовать в прочих, неродительских формах репро-
дуктивных усилий, например соревноваться с другими самцами за воз-
можность обладания новой самкой, что само по себе уменьшает число
оставляемого потомства. Что выгоднее для самца в данных условиях
обитания-"гарантированно", так сказать, вырастить меньшее количе-
ство молодняка или тратить меньше сил на воспитание, но за счет этого
оставить побольше потомства? Можно утверждать, пишет Триверс, что
естественный отбор будет благоприятствовать такому родительскому
вкладу, который приведет к максимальному репродуктивному ус-
пеху 92,
Триверс признает существование в животном мире разных "пропор-
ций" вкладов в потомство со стороны самцов и самок: у одних видов
большую заботу проявляет самка, у других — самец (единственный неос-
поримый и неизменный случай большего вклада самца по сравнению
с самкой — сам момент оплодотворения яйцеклетки). Но главное внима-
ние он сосредоточивает на случае большей заботы самки, в то время как
со стороны самца имеются лишь некоторые вспомогательные усилия.
Такая картина, по его мнению, наблюдается у большинства видов. Дейст-
вия самца в основном ограничиваются выбором и защитой места обита-
ния, защитой самки, обучением молодняка способам обращения с пищей
и т.п. Такое положение, по его мнению, определяется тем, что самец
должен еще конкурировать с другими самцами за обладание новыми
самками. Сексуальный отбор, таким образом, по отношению к самцам
не только контролирует величину их родительского вклада, но и "отли-
вает форму" этого вклада.
Стремясь увеличить во что бы то ни стало свой репродуктивный успех
в разных типах сексуальных отношений, самцы и самки избирают разные
способы оставления семьи и измены своему брачному партнеру. Не оста-
навливаясь подробно на возможных вариантах, приведем лишь один
83

из "ключевых" доводов Триверса. Он касается вопроса о "дезертирстве",
т. е. перекладывании заботы о потомстве на партнера для создания ново-
го брачного союза.
Соблазн дезертировать должен возникать всякий раз, когда родитель-
ский вклад одного партнера намного превышает родительский вклад
другого. При этом максимально удобный для бегства момент, когда
потомство еще мало. В этом случае "дезертир" теряет значительно мень-
ше, чем если бы он уходил тогда, когда потомство выросло и перед ним
была бы реальная возможность остаться в семье и пользоваться преиму-
ществами жизни со взрослым потомством. В силу этого в период выбора
брачного партнера идет конкурентная борьба за обладание теми, которые
будут вкладывать больше. Общими эволюционными тенденциями, по
мнению Триверса, являются те, в которых как раз проявляется несоот-
ветствие между вкладом того или иного партнера в потомство и его
"личной судьбой". Во^гервых, самки, вкладывающие в потомство с са-
мого начала значительно больше, в большей мере рискуют остаться
в одиночестве, чем те, которые вкладывают меньше. Во-вторых, самцы,
которые осуществляют значительный родительский вклад, серьезно
рискуют-оказаться "рогоносцами" по сравнению с самцами, проявляю-
щими заботу в малой степени и предоставляющими основной труд сам-
кам. Та и другая тенденция в эволюции вызывают к жизни контрповеде-
ние брачного партнера. И даже тогда, когда по видимости наблюдается
сотрудничество, подлинные интересы самцов и самок редко совпадают93.
Главное эволюционное назначение самок всех без исключения видов,
как подчеркивает сочувствующий социобиологам эволюционист и эко-
лог из Нью-Йоркского университета Д. Уильяме,— это обеспечить выжи-
вание потомства94. Интересы самцов явно иные. Вот почему для самки
столь важно "распознать" истинную "сущность" супружеских намерений
самца до "заключения" брака.
Принимая в целом концепцию "родительского вклада", Дж. Мэйнард
Смит подразделяет его на две категории: делимый и неделимый, т. е. тот,
который может быть разделен между всеми потомками и большая часть
может достаться одним, а меньшая другим, и тот, который одинаково
значим для всех. Примером первого называется кормление (одним мож-
но дать больше, а другим меньше пищи). Примером второго — защита
территории, насиживание кладки и т.п.95 Вместе с тем Мэйнард Смит
возражает Триверсу: поведение особи в данный момент не столько детер-
минируется прошлым (наличие того или иного запаса энергии, которого
может хватить на одно и не хватить на другое поведение), сколько буду-
щим, а именно корреляцией его выбора с господствующей в данное
время в сообществе стратегией эволюционной устойчивости.
Рассмотренные взгляды не являются повсеместно принятыми в среде
специалистов-это логов. Так, Е.Н.Панов критикует концепцию "роди-
тельского вклада" за недостаточную обоснованность, и прежде всего
в отношении генетических данных. С одной стороны, отмечается, что
приверженцы такого рода трактовок подчеркивают аллегорический ха-
рактер своей антропоморфной терминологии. По их мнению, такие по-
нятия, как верность, обман, измена, выбор, риск, уверенность в отцов-
стве,- это попросту генетически закрепленные признаки, селектирован-
84
ные в процессе приспособительной эволюции вида96. С другой стороны,
при общей оценке концепции "родительского вклада" автор говорит
о том, что "бросается в глаза вульгарно-преформистский ее характер:
каждое звено поведения индивида жестко детерминировано генетически.
Кроме того, несомненно, что неявной исходной моделью-аналогом в этой
социоантропоморфической концепции служит моногамная семья в циви-
лизованном обществе"97.
Действительно, антропоморфизмы Р. Триверса и социобиологов ори-
ентированы на образ моногамной человеческой семьи, а обращение к ней
как к реальности, наоборот, совершается с сохранением полного объема
представлений, полученных при изучении сексуального поведения живот-

<< Предыдущая

стр. 7
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>